Блог Арутюнова

Работаю арт-директором «Интуиции», живу в Ростове-на-Дону, рассказываю истории, знаю клёвых ребят.

Ctrl + ↑ Позднее

Работаем дальше

Ника Черникова:
— Женя! Как-то неловко сразу с вопросами, хочу сначала познакомиться. Наверное, так многие начинают. Меня зовут Ника, я работаю менеджером проектов, а хочу быть сильным редактором. Редактором и вообще, как в рассказе Довлатова. Стану рано или поздно, но пока не стала. Не знаю, как так выходит. Хотя знаю. Наблюдаю, записываю. Читаю, обдумываю. Слушаю, переслушиваю. Немного музыки, много еды. Недавно подписалась на «И тут он говорит:» и теперь ношу в кармане вашу сверхновую искренность. В общем, интересов масса. Не переставайте рассказывать.

Привет! Хорошо, не буду переставать.

Мне 28, и я потеряла довольно много времени, просто пробуя жизнь на вкус. Ну как потеряла — предпочла потерять. Институт я окончила, но лет до 25 не училась ремеслу, не училась учиться, отвечать, взрослеть. Так я объясняю себе себя. У меня осталось послевкусие и даже похмелье от опыта, который не даст мне повторить три-четыре крупных глупости, и это славно, вроде как ветрянкой переболела, теперь относительно безопасно жить. Но специалистом в чём-то я пока не стала. Опыт есть, а уверенности — нет. Мне нравится писать «пока», это меня успокаивает и в хороший день воодушевляет. Тогда я думаю: «Да у тебя еще знаешь сколько лет впереди? Сто!». Но в плохой день парализует ощущение, что нагнать невозможно. Тогда я думаю: «Даже не шевелись». И ещё я думаю: «А кого нагнать?». Я думаю об этом много, и похоже что себя.

Ролик «Быть чемпионом по самому себе» расслабляет — спасибо за него — и учит не сравнивать себя с другими. Но я не сравниваю с другими, я сравниваю с собой, которая могла бы сейчас писать это письмо. С другой стороны — может, у той меня и не возникло бы этих вопросов. Может, она сама бы всё знала, не нужны эти ваши советы, спасибо большое. В общем, жонглирую разными сторонами, как цирковая обезьянка. Иногда роняю. Спасибо, что можно спросить. Вот мои вопросы, извините, что их так дофига.

1. Я знаю, что приношу компании пользу, но не отпускает мысль, что моя работа — обслуживать реализацию чужих потребностей, продуктов, проектов. Я настраиваю процесс, координирую работу дизайнеров, выбиваю согласования от боссов и арт-директора. Мы делаем разные штуки, я участвую на разных этапах — идеи, дизайна, текста — но почему-то редко чувствую удовлетворение, даже если довела задачу от начала и до конца без провалов. Как заткнуться изнутри и перестать переживать о том, что я не на своём месте, а спокойно решать рутинные задачи, набираться профессионального опыта, благодарить за опыт, верить, что любое усилие — впрок? Поумнеть?

Не любое усилие — впрок. Не любой опыт делает сильнее.

Не надо затыкаться, особенно изнутри. Лучше прислушиваться к себе и пытаться понять, чего не хватает. Это сложно, но это и не должно быть простым.

2. Я не дизайнер, учу матчасть по ходу, но кроме меня и нашего «дизайн-цеха» (три дизайнера на аутсорсе и арт-директора за границей) мало кто в команде отдает себе отчёт, а я никак не могу донести, что создание макета — процесс, требующий концентрации и времени, что отвлекать дизайнера от большой задачи текучкой — значит растягивать сроки или делать в ущерб качеству, что договариваться об упаковке продукта нужно на первом этапе, чтобы не переделывать вообще заново и не срывать дедлайны. В острой рабочей ситуации я стараюсь помнить о правиле «Бесят эти пидарасы? Ты их тоже», но всё равно иногда застает врасплох. Подозреваю, что я просто беру на себя недостаточно, недожимаю на этапе согласования, недокручиваю при постановке ТЗ и на самом деле не умею договариваться. Да?

Может и да. А может и не нужна концентрация, не надо дожимать, докручивать и пытаться всё понять на первом этапе. Может и дедлайны не нужны. Может, надо становиться гибче и повышать мастерство, чтобы при любом раскладе в итоге всё выходило круто.

3. Мой главный клиент — мой босс. Ловлю себя на мерзком чувстве, что жду одобрения от начальства, но даже если получаю его, больше значения всё равно придаю критике. Насколько действительно важна положительная обратная связь от руководителя для нормального человека без чувства профессиональной неполноценности? Или это вылечится только тогда, когда я осознаю и разовью свой метод?

Очень важна.

4. Вот вы отвечаете на все эти вопросы, и это своего рода менторство: передаете знание, а оно отлаживает работу запущенных механизмов. Но это беспорядочное менторство, а есть ли смысл в целенаправленной работе с одним человеком? Вот он приносит раз в месяц свои сомнения, вы их обсуждаете вместе, он уходит думать. Это полезно? Это обмен или благотворительность? У вас такой опыт был или есть?

Поблагодарю заранее против всех правил, потому что пока писала — кажется, кое-что поняла. Спасибо!

Пожалуйста.

Вроде это называется «коучингом». По факту — да, был такой опыт. К сожалению, меня хлебом не корми, а дай только добровольца, которому я буду «помогать». Это комплекс спасителя, и я собираюсь от него избавиться, уже начал.

Кстати, у меня совсем не беспорядочное менторство, а как раз целенаправленная работа с одним человеком.

18 февраля   жизнь   отвечаю   профессия

Такая вот система

Умная Маша:
— У тебя есть какая-то система по организации работы и отдыха? Как устроен твой рабочий день? Сколько часов ты работаешь? С чего начинаешь? Составляешь план? Сколько времени тратишь на переговоры? Отвлекаешься на ерунду? Бывает, что несколько дней (или месяцев) не можешь сосредоточиться и работать? Если да, то что тебе помогает с этим справиться? Какие вещи делаешь неохотно? Бывает, что загорелся что-то сделать, но пока соберешься, включишь компьютер, откроешь браузер, уже не хочется? Какую работу любишь больше всего? Как ты отдыхаешь? Случаются ли в работе кризисы и застои? Бывает, что не хочешь делать вообще ничего?

Маша!

Да, у меня есть какая-то система по организации работы и отдыха и я с самого начала её придерживался.

Я не считаю часы. Основная часть моей работы — смотреть на дизайн и отвечать на вопросы ребят. Я не нормирую этот процесс, отвечаю в любой подходящий момент и не особо замечаю эту нагрузку.

Но для меня важно находить время на самостоятельную работу — отключиться от интернета и что-то нарисовать, написать или закодить. Стремлюсь находить на это три часа в день. Но если что, я скорее отложу свои задачи и отвечу ребятам.

Мой режим дня постоянно эволюционирует — я периодически придумываю новую версию, которую считаю убедительной и реалистичной. Разумеется, я ни разу в жизни не смог соблюсти придуманный режим дольше недели, и неделя это был такой случайный пик, прорыв. Но всё равно мне важно держать в голове что-то, к чему я согласен стремиться. Сегодняшняя версия: каждый день вставать в 8:30, с понедельника по четверг первым делом выкраивать три изолированных часа и делать какое-то важное дело, а потом делать что захочется; а с пятницы по воскресенье сразу делать что захочется; ложиться спать примерно в полночь. Поверх этого есть расписание теннисных тренировок, репетиций группы, и отцовских дней.

Я перемещаюсь между домом, Додо Пиццей, Публичной библиотекой, Сеттерсом, Мьсе Максом и Местом. Пару часов где-то сижу, потом иду к следующей локации, и так весь день.

Планы всех масштабов у меня имеются: есть план на год, на неделю и на сегодня-завтра. Это скорее способ записать важное и отслеживать прогресс. Не пытаюсь выполнить их в точности. Но я обожаю зачёркивать строчки. Если в системе нельзя зачёркивать строчки, она не подходит для планирования. Я зачёркиваю строчки и накапливаю их неделю, а иногда и две. На них всегда приятно смотреть.

Переговоры. Это сложно классифицировать. Если работу в команде считать переговорами, то она моя основная, трачу на неё максимум времени и хотел бы тратить больше. Если переговоры — это когда договорились о встрече, согласовали тему, назначили время и все понимают цель, такая прямо концентрированная штука — это бывает не чаще раза в неделю, хотя случаются и серии по три встречи в день. Тут надо понимать, что это серьёзная нагрузка и вряд ли после неё получится ещё что-то сложное поделать. Обязательно записываю-вычёркиваю и такие дела тоже.

Разумеется, я отвлекаюсь на ерунду. Но я не считаю правильным наводить дисциплину, блокировать фейсбук и сносить всякие приложения. Потому что заметил: когда жизнь становится захватывающе интересной, меня не привлекают соцсети. Так что я стараюсь повышать интересность жизни. И в этом смысле фейсбук служит полезным индикатором — всегда можно задать вопрос «почему я здесь» и ответ на него к чему-нибудь подтолкнёт.

Но конечно же, я отключил уведомления у всего, что только может уведомлять.

У меня не бывает провалов в несколько дней или месяцев — настроил всё так, что никто не даст уйти в такой провал. Я могу подолгу откладывать собственные рисовательно-текстово-программистские задачи, но арт-директорскую работу я выполню в любом случае, просто потому что не хочу никого подвести. А эта работа как раз главная.

Ну и вот был у меня пару месяцев назад момент, когда закончились силы. Я тогда решил снизить требования — постарался декабрь как-то дотянуть в режиме «сделал сегодня что-то полезное, уже молодец». Потом со всеми передоговорился, перенёс задачи, заставил себя отдохнуть — вроде помогло. Но тут важно, чтобы в целом ежедневный процесс был радостным и энергетически положительным. Чтобы в него хотелось вернуться. В декабре у меня не было депрессии, мыслей всё бросить и желания сбежать. Я просто заебался. Я знал, что это исправляется сном и прогулками у моря. Но это не панацея, иногда нужны более серьёзные меры, всё очень индивидуально.

Неохотно. Неохотно, если честно, я делаю вообще всё. Ни одна задача не вызывает приступа энтузиазма. Но я знаю, что в процессе будет норм, а если что-то прикольное получится, то будет прямо-таки неплохо. И ещё знаю, что если вот прямо сейчас не начать, то жопа. Проверил это очень, очень, очень много раз. Поэтому я неохотно, но делаю.

Больше всего люблю разговаривать, конечно. Мешки ворочать — как-то поменьше.

Главные кризисы в работе — это когда проходит несколько месяцев, а мы не опубликовали на сайте ничего нового, не сделали какой-то необязательный проект, у меня накопились вопросы для блога и не дошли руки до всяких идей. Клиентские проекты мы тоже проминаем, ты не подумай, но я не считаю это такой уж проблемой. Вот когда мы не вывозим наш внутренний образовательный челендж, это прямо беда. В этом году сфокусировался на нём, взял под личный контроль.

А отдыхать я не умею. Ну, по общепринятым меркам это так можно было бы назвать. Не катаюсь на сноуборде, не ныряю с аквалангом, не хожу в горы, не посещаю вечеринок. Я люблю оказаться в каком-нибудь другом городе — не принципиально, Париж это или Новочеркасск. Только это не совсем отдых, а тоже нагрузка.

Короче, да я не особо устаю, спасибо.

:—)

Дизайн-системы надо уметь

Станислав Старцев:
— У меня сложилось впечатление, что крупные (и не очень) компании вдруг озадачились созданием дизайн-систем. Не мог бы ты рассказать, как отличить дизайн-систему от гайдлайна и что в целом думаешь о таком подходе к систематизации дизайна?

Разноцветные организации

Решил пересказать вам на пальцах первую часть книги Фредерика Лалу «Открывая организации будущего». Проблема этой прекрасной книги в том, что она написана по-графомански многословно. А прекрасной я её называю без иронии, ведь в ней много интересных фактов, а если кому надо, то и готовых выводов.

Вы должны понимать, что этот пересказ будет не совсем точным, могу и от себя что-то добавить. Такой уж я человек, разбирайтесь сами.

* * *
Всё дело в том, что с развитием общества меняются и способы коллективного взаимодействия.

Сначала все бегают по равнинам с голыми жопами, собирают корешки, совокупляются и постоянно друг друга убивают. Со временем сигнальная система усложняется, люди начинают лучше запоминать прошлое, учатся хотя бы немного заглядывать в будущее, и вот уже самый сильный человек — вожак — вместо отдельных актов прямого насилия может использовать угрозы. Это позволяет ему экономить силы и управлять большими группами соплеменников, а лучше — рабов, хотя в общем-то там без разницы. Всех и каждого нужно регулярно пиздить, но необязательно своими руками — организуются цепочки для передачи болевых сигналов от вожака к каждому рядовому линейному сотруднику. Это называется «красная» организация.

Эти разноцветные термины придумали, чтобы проще было запоминать. Никакого особенного смысла в них нет. Есть традиция — давать всяким этапам развития цветовые имена, и вот автор книги насобирал палитру из разных источников, ну ок.

Время идёт, люди усложняются до такой степени, что начинают врубаться в причины и следствия, осознавать, что все мы немного разные, договариваться, строить планы. Только теперь появляется земледелие — потому что бегая импульсивно по равнинам ты фиг что вырастишь, тут нужен расчёт. Земледелие позволяет всем обедать чаще и плотнее, повышает благосостояние. Вместе с усложнением всех аспектов жизни это приводит к разделению труда, а заодно к появлению сословий. Ключевые понятия для человека на этой стадии — «мы» и «они», «правильно» и «неправильно». Всё разложено по полочкам: кем родился тем и умрёшь, есть заповеди, нормы, табу и непреодолимые границы. Уже необязательно всех постоянно мочить, так что экономится масса времени и нервов. Но если «они» делают что-то «неправильно», конечно же надо их наказать или убить, сомнений тут быть не может. В этой системе появляются «янтарные» организации. Там всегда жуткая бюрократия, клановость, никто не высовывается, а перемены это зло. Но эти ребята могут создавать и хорошо масштабировать очень устойчивые структуры.

Каждый переход к следующей организационной парадигме даёт крутой скачок производительности, освобождает ресурсы, позволяет сделать что-то сложное и ранее немыслимое. Переход к красной парадигме помог собирать мощные армии, чтобы захватывать земли, людей и больше золота. Переход к янтарной дал возможность строить большие красивые города, создавать могущественные религиозные конфессии, открывать континенты и накапливать знания. И захватывать земли, конечно, куда ж без них.

Все типы организаций в том или ином виде продолжают жить параллельно. Какие-нибудь современные бандиты средней руки управляются как красные ребята. Да, у них есть современные технологии, они найдут твой адрес на гугл-карте, а может даже вычислят по айпи. Но управленческие решения они будут принимать строго по-красному. Так же и детишек в школе могут учить астрономии и информатике, но сколько айпадов с линуксом ни поставь, школа всё равно будет функционировать как типичная янтарная контора.

Следующий уровень — оранжевый. Здесь ребята вдруг понимают: правильно или неправильно — вопрос философский и вообще не главный. А главное — работает или не работает. Важнее всего эффективность. Конкуренция — это хорошо (в янтарной системе это было «плохо, грешно»), цель жизни — преуспеть, обогнать, купить тачку, яхту, остров. Не комплексовать, что родился без денег и доступа к знаниям, а сделать себя и прийти к успеху. Неважно, кем ты родился, важно кем стал. Этот принцип высвобождает потрясающие кадровые резервы — теперь эффективного руководителя можно искать не только среди аристократов. Перемены — это шанс (в янтарной системе перемены это «брррр, уберите»). Плевать на нормы, к чёрту скромность, давайте исследовать, импровизировать, будем предпринимателями. Заработаем деньги, ещё больше денег, выпустим акции, надуем пузыри, коррупция, Волк с Уолл-стрит, кокаин, и я предупреждал, что пересказ будет неточным. Декларируется свобода и равенство шанса. Но по факту, когда в оранжевой парадигме ты приходишь к успеху, то всё равно строишь вокруг себя заборчик, надеваешь дорогой костюм и на всякий случай ходишь в церковь (вдруг там бог). Свобода и конкуренция для тебя — не абсолютные ценности, а только эффективный инструмент достижения успеха. Тебе не очень важно, свободны ли другие люди, тепло ли им и чистую ли воду они пьют.

Сегодня в мире большинство организаций — оранжевые, и обычно это бизнесы всех масштабов. Янтарных тоже много — часто это окологосударственные структуры: вооруженные силы, образование, здравоохранение.

Но некоторые ребята смогли двинуться дальше. Зелёная парадигма — это когда ты каким-то образом догнал: счастье не в том, чтобы построить самую высокую башню (чтобы всем было видно), и вокруг неё такой же забор (потому что нефиг пялиться). Счастье в том, чтобы не одному тебе было хорошо, но и по возможности другим людям. Приходят к этому по-разному — можно сначала реально по-пацански подняться, и оттуда уже прозреть. Можно отказаться от участия в соревнованиях ещё где-то на старте. Можно всё понять умом и сердцем, а можно заразиться от товарищей. Результат один: тебе важно не только сколько заработать, но и как именно. Не результат любой ценой, а чтобы никого по дороге случайно не зашибить, и более того, принести пользу. Ещё ты хочешь позаботиться о будущих поколениях, а значит прекратить всей планетой гадить в собственные штанишки и начать как-то координировать отходы и экологию.

Я думаю, самое большое потрясение, которое способен испытать современный взрослый человек — это переход в зелёную парадигму. ААААА НИЧЕГО СЕБЕ ТАК МОЖНО БЫЛО???!!! Оказывается, да.

Печальная правда в том, что у зелёных ребят не очень хорошо с принятием решений, потому что часто оно коллективное, и пока с каждым договоришься — уже и вечер за окном. И не очень хорошо с деньгами — может, потому что мы не паримся их нормально считать, а может из-за традиционного оранжево-янтарного окружения, которое «здесь и сейчас» оказывается эффективнее. Зелёные пытаются играть в долгую, а для этого нужен хороший слой жира. У нас, конечно, его нет, ведь для этого нужно было бы — о боже! — много работать и активно конкурировать. В общем, противоречий тут масса. Но если ты врубился в зелёную тему — назад дороги нет. Потому что здесь интересно и классно, а там — токсично и скучно. Как и любая другая смена парадигмы, переход к зелёному даёт качественный скачок. И он больше про качество жизни, чем про количество добытого угля. И со стороны ты выглядишь скорее как наркоман, а не сын маминой подруги.

Давайте посмотрим на всё вместе:

Красные Янтарные Оранжевые Зелёные
Главное Сила Социальная роль Эффективность Чувства
Мотивы Импульс Как правильно. Мораль, вина, стыд. Общепринятое. Больше значит лучше! Уважение, справедливость, гармония
Хочу и беру Дóлжно. Надо. Правильно. Работает или не работает. Круто или не круто. Учесть интересы каждого
Лидер Вожак, вождь, сильный, хищник Король, кардинал. Авторитет, обусловленный происхождением и социальной ролью. Босс, селф-мейд мэн Учитель, друг
Власть Постоянная драка за влияние Правила и законы. Стабильная иерархия. Знаки отличия, униформа. Олигархия. Статус. Предметы роскоши. Отказ от иерархии
Хозяин и рабы Родители и дети Начальник и подчинённые Сообщество равных
Кнут в самом прямом смысле Метафорический кнут Кнут и пряник Метафизический пряник
Мифология Религия Материализм, меритократия Гуманизм
Вера в высшие силы Авторитетное мнение Экспертное мнение Научное знание
Динамика Все неистово дерутся за место под солнцем Незаменимых нет. Каждый знает своё место. Безопасность, спокойствие Все крутятся как могут. Изобретают, создают, продают. Все заботятся друг о друге, изобретают, распространяют
Проблемы Насилие, жестокость Неравенство, безысходность Алчность, концентрация власти. Стресс. Слабая эффективность, оторванность от рынка
Преимущества Быстрота реакции Предсказуемость, прогресс Технологии, быстрый рост Психологический комфорт
Стратегия Выгода любой ценой здесь и сейчас Длинные проекты. Мир неизменен, есть только один правильный способ. Масштаб! Управленческие технологии, финансовые инструменты, экспансия. Выгода для человечества, поиск равновесия
Тактика Прямой контроль Дисциплина, статичность, закон, бюрократия Конкуренция, новаторство, личная ответственность Забота, коллективная ответственность
Внешняя политика Агрессия Стремление к автономности Новаторство, сотрудничество Тесное взаимодействие, добрососедство
Внутренняя политика Доминирование и подчинение Пожизненная работа, принадлежность человека компании Карьера, подвижность, личная ответственность, инициатива Идеологическая приверженность
Личность Слабая самоидентификация Социальные роли. Титулы, ранги, униформа. Сращение личности и должности. Социальные маски. Я — не только моя работа. Я — это я, в том числе на работе

Но это, ребята, ещё не всё. Это было только вступление. Говорят, есть следующий этап. Там и радость, и деньги, и чистота, и уважение, и беззаботный полёт на Марс. И называется этот уровень тоже красивее всех остальных — «бирюзовый».

Бирюзовые организации уж точно закатают всех в асфальт. В смысле, я имел в виду — наведут, наконец-таки, порядок. То есть, я хотел сказать, дотянутся до звёзд. Короче, сделают, чтобы всем было хорошо.

Сейчас мы знаем про бирюзовую парадигму не так много. Мы должны как-то сами её открыть. Но она уже приоткрыта, в неё можно заглядывать одним глазком. Собственно, книга Фредерика Лалу именно это и делает. И через месяц я вам расскажу, что там видно.

Смотрите сюда

Мария Комарова:
— Спрашиваю, потому что ты писал «...давно не дизайнил бумажные сми, а умею». А какие бумажные сми на русском сейчас передовые, по-твоему, в дизайне? На кого нужно смотреть?

Мария, по правде сказать, я не знаю. Но мне тоже интересно. Поэтому я решил позвать в нашу рубрику приглашенного ответчика. Сегодня на вопрос отвечает дизайнер Саша Ягуза. Встречайте!

 

* * *

В России, по сравнению с западом, рынок печатных сми чувствует себя весьма не очень — так говорят, да и по полкам магазинов видно. Но есть имена.

Определено точно стоит следить за тем что делал и делает Дима Барбанель. Человека опытнее и круче в стране, думаю, нет. К сожалению, многое из того что он сделал в печатных сми, умерло или изменилось до неузнаваемости. Из супер важного — старый русский Interni (2007—2010), редизайн журнала «Вокруг Света» (начало 2010), Сitizen K, журнал «Эрмитаж». Обязательны к ознакомлению работы Кирилла Глущенко — это русский Port, а также относительно новые номера Esquire и Nosorog Magazine. Конечно — Дима Кузмичев, и конечно Иван Величко и Щука.

Пока крупные издательства отказываются от печатных версий своих журналов, появляются примеры независимых интернет-изданий. Примеры таких журналов на западе можно перечислять пару суток, рынок огромен. В России это Asphalt Magazine Артема Стрижкова, литературный журнал Носорог. Пример так популярной на западе арт-инди-эротики (Odisseo, P magazine, Morena) был и в России — Meow Mag, но он уже всё, как я понял.

Отдельной строкой хочу упомянуть Heim magazine, его сделал я, ахах.

Собрал для вас десяток журналов, которые сейчас нравятся. Давайте посмотрим:

Вот, вроде бы прямо сейчас и посмотрели, на кого было нужно.

Можно и облажаться

Никита Лазаренко:
— В одном из постов канала вы писали, что бросили университет, потому что было не интересно, а работать — интересно. Подскажите, как бросить вуз и не облажаться? В том плане, чтобы не потерять при этом возможности и перспективы карьерного роста.

Приносить больше пользы

Вениамин Векк:
— Работаю я над каким-нибудь проектом и понимаю, что слишком глубоко в него ухожу. Пытаюсь вникнуть в задачу, понять весь бизнес клиента и истинные цели. Сам ставлю задачу на основе потребностей, а потом успешно решаю. Такая работа мне нравится, но я не умею брать за неё достойную оплату. Почему-то называю какие-то смешные ценники, а потом мучаюсь над проектом, который стоит в десять раз дороже. Как брать больше денег за проект?

Запретить херню

Дмитрий Караневский:
— Небольшая команда сопровождает проекты клиентов. У коллектива нет устоявшихся методов, но ребята интуитивно знают, что такое «сделать», «понимают задачу» и делают в первую очередь для людей. Получается хороший продукт. Но случаются рутинные задачи, спешка, авралы или просто плохое настроение. Редактор устал переписывать текст, дизайнер забивает на гайдлайны, а верстальщику лень переносить предлоги. Боевой дух падает. Как тактично напомнить коллегам про важность качества? И как самому не забывать про него?

Понимать задачу

Никита Лазаренко:
— Не понимаю, как начать работать (это пятый пункт отсюда). Вроде бы и теорию знаешь, и рисовать умеешь, а сидишь перед белым листом и не понимаешь, с чего начать. Расскажи, как ты прошёл этот этап.

Меньше сомневаться

Ира Усиченко:
— Как понять, правильно делаешь или нет? В практическом смысле, а не в смысле предназначения. Вот делаешь работы. Один говорит ок, другой, что надо слово изменить, третий — со структурой поработать и первый абзац поредачить. А клиент такой: «кстати, вот Ильяхов на 51 странице в пятой строчке написал, что...». Все знают, как лучше. Как понять, что брать, что не брать и что правильно делаешь, а что нет?

Ctrl + ↓ Ранее