Блог Арутюнова

Работаю арт-директором «Интуиции», живу в Ростове-на-Дону, рассказываю истории, знаю клёвых ребят.

Ctrl + ↑ Позднее

Я передумал

Всё, что я писал и говорил раньше — полная фигня. А что-то может и нет. А что-то может и да, но я ещё не понял. А может и нет, но в какой-то момент я скажу, что да, а потом, что нет.

Не собираюсь отвечать за свои слова.

Если я вам что-то пообещал, то конечно сделаю. Обязательства — это другое. Но размышления и рассуждения — это не обязательство. Я уже пять раз передумал, а вы и не знали. Что делать, не могу же теперь за каждым бегать и уточнять. Разбирайтесь сами.

Удивительно, с каким трудом некоторым ребятам даются слова «я передумал». Неоднократно замечал, как в этот момент они ссылаются на обстоятельства, мнутся и пытаются выкрутиться. Конечно, ведь если ты можешь передумать — какой же ты после этого надёжный партнёр?

Счастливый, вот какой. Старый и не бесполезный.

Бирюзовое мышление

Мы начали с обзора четырёх предыдущих стадий развития организаций. Теперь идём дальше.

На всякий случай: вы не подумайте, что я пересказываю какие-то новости. О «бирюзовых организациях» эффективные менеджеры твердят друг другу уже много лет. Но есть одна проблемка: чтобы перейти на новый уровень, мало о нём знать. Надо измениться где-то глубоко внутри.

Причём, если говорить об организациях, измениться должны лично руководители. Чтобы у них появился шанс (именно шанс) создать такую среду (именно создать, потому что сама она не создаётся), в которой люди начнут действовать (сначала именно действовать, повторяя за другими) по-новому. И специально созданная среда, подталкивающая к действиям в новой парадигме, со временем формирует у команды новые ценности и переключает в новые состояния. То есть, это всегда не быстро.

Другая сложность в том, что не получится перепрыгнуть. Если умом и сердцем ты в янтарной парадигме, где всё на своих местах и порядок важнее всего — придётся сначала дорасти до оранжевой с её конкуренцией и стремлением к эффективности. А потом как-то откопать в себе зелёные идеи. Без этого билетика дальше не пускают.

* * *

В чём заключается «бирюзовое» мышление?

На бирюзовой стадии мы впервые в истории не считаем всех остальных ребят неправильными мудаками. Мы понимаем, что есть путь, который каждый может пройти. Мы понимаем, что в разных ситуациях уместны «красные», «оранжевые» и «зелёные» модели поведения. Мы не отвергаем их, но понимаем, что ничего из этого не является единственно верным. И что есть более тонкие, сложные и адекватные способы взаимодействия с миром.

«Бирюзовые» ребята видят, что мир сложный, и адекватное восприятие мира требует высокого «разрешения» воспринимательных приборов. Адекватное взаимодействие с миром невозможно свести к «простым истинам» — надо не упрощать, а вникать и учиться. Звучит не слишком революционно, но по факту остальные ребята так не умели.

Для бирюзового мышления характерно не выбирать что-то одно, а воспринимать явления во всей полноте. Не противопоставлять, а брать целиком. Есть удачная метафора про вдох и выдох. Обычные, безнадёжно устаревшие ребята мыслят полярно и считают, что вдох противоположен выдоху. Бирюзовые ребята говорят: «чуваки, это же единый процесс, дыхание, оно вот так работает, вдох является неотъемлемой частью выдоха, выдох — продолжением вдоха, вы заебали это одно целое». Не только говорят, а действительно воспринимают вещи именно так, автоматически и интуитивно.

Бирюзовое мышление начинается с очень непростой штуки: надо отделить своё сознание от своего «эго». Сознание должно стать больше, мудрее и дальновиднее, чем маленькое злобное испуганное эго. Научиться видеть со стороны и подавлять свои иррациональные страхи и мелкие страстишки. Именно проявления эго — импульсивное удовлетворение нужд, стремление контролировать, желание хорошо выглядеть, боязнь не вписаться в систему — мешают жить качественно, продуктивно и счастливо.

Отделившись от эго — поняв его первобытную природу, оценив вред, который оно приносит самому человеку и окружающим — можно начать поиски «настоящего себя». Неудивительно, что люди с бирюзовым сознанием много рефлексируют, медитируют, подолгу разговоривают с собой (в том числе под запись). Используют любые практики, помогающие прислушаться к себе, лучше себя узнать, и среди навязанных истин и случайно подхваченных глюков откопать в себе настоящего себя.

У людей бирюзовой парадигмы отличается мотивация в самом её фундаменте. «Красные» хотят одного — получить желаемое прямо сейчас. «Янтарные» — чтобы всё соответствовало социальным нормам. «Оранжевые» беспокоятся, есть ли выхлоп, заметен ли успех. «Зелёные» на первое место ставят экологичность, духовную близость и гармонию. «Бирюзовые» задумываются о другом: «Верен ли я себе? Выполняю ли я своё предназначение? Считаю ли я, что это хорошо?» Впервые это мотивация изнутри, а не снаружи. Поиск внутренней правды и желание ей соответствовать.

Зачем это нужно? Потому что иначе не получается быть целостным, а это супер-важно. Для человека с бирюзовым мышлением неприемлемы социальные роли, маски и любого рода фальшь. Разделение на «работу» и «не работу» — это компромисс, ведь счастливые люди просто живут, а не «работают». Компромиссы и дихотомия неприемлемы отдельной строкой.

Например, возьмём принятие решений. В оранжевой парадигме принято выбирать рациональные решения и игнорировать эмоции, в результате у всех много денег, но никто в глубине души этому не рад. В зелёной наоборот, часто жуют сопли и не учитывают реалии рынка и общества. Что выбрать? Для бирюзового подхода это глупый и слишком примитивный вопрос. Нельзя выбирать один из двух стульев, нужно искать решение, отвечающее тому и другому одновременно. Главный камертон для оценки любого решения — соответствие внутренней правде. «Как это решение откликается внутри? Кажется ли это одновременно выгодным, приятным, разумным и этичным?»

Важные проявления бирюзовой парадигмы — отказ от тотального контроля и повышение доверия — и к себе, и к людям. Когда понимаешь и принимаешь собственную неспособность всё контролировать, тогда же отказываешься от оценочных суждений, учишься подавлять свой гнев, стыд и вину. Вместо этого учишься доверять и быть благодарным. Как следствие — спокойнее относишься к неудачам, и своим, и других ребят. Не наказываешь за ошибки, а помогаешь двигаться дальше.

В оранжевой парадигме любые неудачи воспринимались как однозначное зло и как шаг назад. Здесь опасно ошибаться, потому что это сломанный конвейер, саботаж и предательство, это против всего хорошего. У «бирюзовых» ребят не бывает шагов назад. Они воспринимают ошибки и неудачи как неизбежную часть движения вперёд. Неудачи рассматриваются как новое знание и точка роста. Бирюзовые ребята больше внимания уделяют сильным сторонам, стараются развивать то, что хорошо получается. Их меньше фрустрирует несовершенство, упущенные возможности и допущенные промахи.

Таким образом, бирюзовая парадигма в большей степени ориентирована на создание нового, на поиски, открытия и творчество, чем на обслуживание конвейера. Потому что у современного мира в целом именно такой запрос.

Бирюзовая стадия открывает глаза на важную и неочевидную ранее вещь: жизнь не заставляет нас быть кем-то, кем мы не можем и не хотим быть. Раньше может и заставляла, и все предыдущие модели организация в той или иной мере это подразумевают. Но сегодня главная задача любого человека — вырасти в наилучшую версию самого себя, работать в соответствии со своим призванием. Человек, это больше не проблема, требующая решения, не заготовка, которую с помощью специального обучения можно превратить в нужную деталь. Наоборот, это потенциал, который может и должен как можно лучше раскрыться.

Как это связано с организациями, и в частности с бизнесом? Да так, что самый эффективный и выгодный способ использования человеческих ресурсов — помочь каждому вырасти в наилучшую версию себя. В чём этот подход ежедневно проявляется у разных классных ребят? Расскажу в следующей серии. А может и не расскажу, пока не решил.

Штанг

Когда четыре года назад Игорь Штанг впервые приехал в Ростов-на-Дону со своим курсом про типографику, я подумал: «Блин, что, за, бред. Зачем пересказывать учебники, целых три дня часами сидеть пережёвывать всю банальщину по кругу. Ещё и в этой его бесконечно занудной манере. Прямо соревнование, кто раньше заснёт. Короче, ну нет, спасибочки».

Сейчас, когда в нашей команде обнаружилось целых семь юных дизайнеров, я подумал «ШТАНГ ВСКЛ ВЫЕЗЖАЙ РОСТОВ СРОЧНО СПАСИ НАС ЗПТ ОЧЕНЬ ЖДЁМ ТЧК».

И вот, пожалуйста:

Стоит довольно-таки дорого, но мы психанули.

Программа.

И тут он говорит

Как и у каждой уважающей себя дизайнерской примадонны, у меня есть свой канал в телеграме. Я не пытаюсь быть полезным. Основные темы: самолюбование, убогость окружающего мира, как дела.

Некоторым людям нравится. Количество читателей стабильно растёт. Потому что когда хорошо и искренне написано, то уже неважно о чём.

К тому же это не какой-нибудь мерзкий напрягающий канальчик со ссылками, картинками, банальностями и нравоучениями. Нет, здесь только уникальный контент. Он не лезет к вам в душу. Это как дерево, которое растёт у вас под окном, делает вашу жизнь чище и ничего не требует взамен.

Вот и всё, теперь подписывайтесь: https://t.me/likelikelikelikelike

Смысл есть

Алексей Владимиров:
— Что можно сделать с нашим логотипом, чтобы чтобы он выглядел более свежо и профессионально? Направление мысли правильное или нет смысла? 

Алексей!

Направление верное — упрощать, сохраняя узнаваемость. Вверху это же как сейчас, да?

Вторая картинка — это шаг куда-то вбок. И в плане типографики, потому что довольно неуклюжая комбинация заглавных и строчных букв, и в плане компоновки, потому что получается недостаточно плотный, прямо вот дырявый логотип с отвалившейся первой буквой. И в плане образов, потому что вот эти чёрные глазницы, жутковато.

А на нижней картинке всё отлично. Буквы стали современнее, это из-за пропорций и нормальных апрошей. Узнаваемость сохранилась не только на уровне цветового пятна, но и на уровне формы. Это важно, потому что цвет — не самый надёжный идентификатор, важно чтобы и цвет, и форма. В общем, здесь всё ок.

Что ещё можно сделать:
— микро-версию, без птиц, только с цветными точками, пригодится;
— поработать над персонажами, сейчас они на одно лицо, как в старом пиксаровском мультике, и это ощущение теперь только усилилось, а лучше делать их разными, по принципу Смешариков, как задел на будущее (а вот оно уже почти есть, вспомнил);
— анимировать.

Расскажу, когда приеду

Егор Лукьянов:
— Спасибо за совет про Индизайн. Теперь у меня вопрос об организации работы. На лекции в Одессе вы немного затронули эту тему, и вот теперь в Ростове-на-Дону будете рассказывать более подробно. Очень интересно узнать, как всё устроено в «Интуиции».

Артур Адэки:
— Ты писал в телеграмчике, что в Интуиции у вас всё получается и все самостоятельные. Это классно :-) Расскажи, пожалуйста, как вы к этому пришли? Какие были трудности? Как организована работа? Долго ли пришлось настраивать процессы? И что значит «всё получается»? Короче вот это вот всё, и может тебе по ходу ещё что-то вспомнится интересное.

Егор, Артур! И все ребята, которые задавали мне этот вопрос при встрече.

Секретов у нас нет. Но чтобы ответить, нужно несколько часов. Я это понял, когда рассказывал о нашем бюро в декабре в Ростове-на-Дону. Слишком много аспектов, слишком они переплетены, слишком многое зависит от корпоративной культуры и ещё слишком это всё хрупкое. Нельзя просто так взять и одним махом ответить.

Поэтому у меня одна новость и одно объявление.

Новость в том, что у нас на сайте появились разделы Способ и Стандарты. Сейчас информации там не очень много, но черновиков у меня в пять раз больше, так что следите — буду постепенно их публиковать. Как следить — не знаю. Можно в фейсбуке, но это ненадёжно. В телеграме я о таком не пишу. Хотя он идеально подходит. Наверное да, стоит немного скорректировать политику канала. Окей, решено! Следите в телеграме.

А объявление такое. Понятно же, что когда читаешь все эти громкие слова, то больше вопросов, чем ответов. Как применять на практике? Как найти подходящих людей? Что если всё выходит из-под контроля? Так это ха-ха, вы и половины наших странных правил не знаете. Поэтому я запланировал серию лекций о том, как устроена «Интуиция». Как и в прошлый раз, рассказ будет совершенствоваться от лекции к лекции. Но теперь я постараюсь сделать меньше прямого вещания, а больше ответов на вопросы.

Разумеется, сейчас я не знаю, где и когда это будет. Ищу организаторов! Напишите мне, пожалуйста, почтой на [email protected]. Договоримся.

Если вы не организатор, а просто хотели бы послушать — напишите «А приедешь к нам в <город>?» вот прямо сюда:

(Извините, у меня форма только для вопросов.)

Работаем дальше

Ника Черникова:
— Женя! Как-то неловко сразу с вопросами, хочу сначала познакомиться. Наверное, так многие начинают. Меня зовут Ника, я работаю менеджером проектов, а хочу быть сильным редактором. Редактором и вообще, как в рассказе Довлатова. Стану рано или поздно, но пока не стала. Не знаю, как так выходит. Хотя знаю. Наблюдаю, записываю. Читаю, обдумываю. Слушаю, переслушиваю. Немного музыки, много еды. Недавно подписалась на «И тут он говорит:» и теперь ношу в кармане вашу сверхновую искренность. В общем, интересов масса. Не переставайте рассказывать.

Привет! Хорошо, не буду переставать.

Мне 28, и я потеряла довольно много времени, просто пробуя жизнь на вкус. Ну как потеряла — предпочла потерять. Институт я окончила, но лет до 25 не училась ремеслу, не училась учиться, отвечать, взрослеть. Так я объясняю себе себя. У меня осталось послевкусие и даже похмелье от опыта, который не даст мне повторить три-четыре крупных глупости, и это славно, вроде как ветрянкой переболела, теперь относительно безопасно жить. Но специалистом в чём-то я пока не стала. Опыт есть, а уверенности — нет. Мне нравится писать «пока», это меня успокаивает и в хороший день воодушевляет. Тогда я думаю: «Да у тебя еще знаешь сколько лет впереди? Сто!». Но в плохой день парализует ощущение, что нагнать невозможно. Тогда я думаю: «Даже не шевелись». И ещё я думаю: «А кого нагнать?». Я думаю об этом много, и похоже что себя.

Ролик «Быть чемпионом по самому себе» расслабляет — спасибо за него — и учит не сравнивать себя с другими. Но я не сравниваю с другими, я сравниваю с собой, которая могла бы сейчас писать это письмо. С другой стороны — может, у той меня и не возникло бы этих вопросов. Может, она сама бы всё знала, не нужны эти ваши советы, спасибо большое. В общем, жонглирую разными сторонами, как цирковая обезьянка. Иногда роняю. Спасибо, что можно спросить. Вот мои вопросы, извините, что их так дофига.

1. Я знаю, что приношу компании пользу, но не отпускает мысль, что моя работа — обслуживать реализацию чужих потребностей, продуктов, проектов. Я настраиваю процесс, координирую работу дизайнеров, выбиваю согласования от боссов и арт-директора. Мы делаем разные штуки, я участвую на разных этапах — идеи, дизайна, текста — но почему-то редко чувствую удовлетворение, даже если довела задачу от начала и до конца без провалов. Как заткнуться изнутри и перестать переживать о том, что я не на своём месте, а спокойно решать рутинные задачи, набираться профессионального опыта, благодарить за опыт, верить, что любое усилие — впрок? Поумнеть?

Не любое усилие — впрок. Не любой опыт делает сильнее.

Не надо затыкаться, особенно изнутри. Лучше прислушиваться к себе и пытаться понять, чего не хватает. Это сложно, но это и не должно быть простым.

2. Я не дизайнер, учу матчасть по ходу, но кроме меня и нашего «дизайн-цеха» (три дизайнера на аутсорсе и арт-директора за границей) мало кто в команде отдает себе отчёт, а я никак не могу донести, что создание макета — процесс, требующий концентрации и времени, что отвлекать дизайнера от большой задачи текучкой — значит растягивать сроки или делать в ущерб качеству, что договариваться об упаковке продукта нужно на первом этапе, чтобы не переделывать вообще заново и не срывать дедлайны. В острой рабочей ситуации я стараюсь помнить о правиле «Бесят эти пидарасы? Ты их тоже», но всё равно иногда застает врасплох. Подозреваю, что я просто беру на себя недостаточно, недожимаю на этапе согласования, недокручиваю при постановке ТЗ и на самом деле не умею договариваться. Да?

Может и да. А может и не нужна концентрация, не надо дожимать, докручивать и пытаться всё понять на первом этапе. Может и дедлайны не нужны. Может, надо становиться гибче и повышать мастерство, чтобы при любом раскладе в итоге всё выходило круто.

3. Мой главный клиент — мой босс. Ловлю себя на мерзком чувстве, что жду одобрения от начальства, но даже если получаю его, больше значения всё равно придаю критике. Насколько действительно важна положительная обратная связь от руководителя для нормального человека без чувства профессиональной неполноценности? Или это вылечится только тогда, когда я осознаю и разовью свой метод?

Очень важна.

4. Вот вы отвечаете на все эти вопросы, и это своего рода менторство: передаете знание, а оно отлаживает работу запущенных механизмов. Но это беспорядочное менторство, а есть ли смысл в целенаправленной работе с одним человеком? Вот он приносит раз в месяц свои сомнения, вы их обсуждаете вместе, он уходит думать. Это полезно? Это обмен или благотворительность? У вас такой опыт был или есть?

Поблагодарю заранее против всех правил, потому что пока писала — кажется, кое-что поняла. Спасибо!

Пожалуйста.

Вроде это называется «коучингом». По факту — да, был такой опыт. К сожалению, меня хлебом не корми, а дай только добровольца, которому я буду «помогать». Это комплекс спасителя, и я собираюсь от него избавиться, уже начал.

Кстати, у меня совсем не беспорядочное менторство, а как раз целенаправленная работа с одним человеком.

Такая вот система

Умная Маша:
— У тебя есть какая-то система по организации работы и отдыха? Как устроен твой рабочий день? Сколько часов ты работаешь? С чего начинаешь? Составляешь план? Сколько времени тратишь на переговоры? Отвлекаешься на ерунду? Бывает, что несколько дней (или месяцев) не можешь сосредоточиться и работать? Если да, то что тебе помогает с этим справиться? Какие вещи делаешь неохотно? Бывает, что загорелся что-то сделать, но пока соберешься, включишь компьютер, откроешь браузер, уже не хочется? Какую работу любишь больше всего? Как ты отдыхаешь? Случаются ли в работе кризисы и застои? Бывает, что не хочешь делать вообще ничего?

Маша!

Да, у меня есть какая-то система по организации работы и отдыха и я с самого начала её придерживался.

Я не считаю часы. Основная часть моей работы — смотреть на дизайн и отвечать на вопросы ребят. Я не нормирую этот процесс, отвечаю в любой подходящий момент и не особо замечаю эту нагрузку.

Но для меня важно находить время на самостоятельную работу — отключиться от интернета и что-то нарисовать, написать или закодить. Стремлюсь находить на это три часа в день. Но если что, я скорее отложу свои задачи и отвечу ребятам.

Мой режим дня постоянно эволюционирует — я периодически придумываю новую версию, которую считаю убедительной и реалистичной. Разумеется, я ни разу в жизни не смог соблюсти придуманный режим дольше недели, и неделя это был такой случайный пик, прорыв. Но всё равно мне важно держать в голове что-то, к чему я согласен стремиться. Сегодняшняя версия: каждый день вставать в 8:30, с понедельника по четверг первым делом выкраивать три изолированных часа и делать какое-то важное дело, а потом делать что захочется; а с пятницы по воскресенье сразу делать что захочется; ложиться спать примерно в полночь. Поверх этого есть расписание теннисных тренировок, репетиций группы, и отцовских дней.

Я перемещаюсь между домом, Додо Пиццей, Публичной библиотекой, Сеттерсом, Мьсе Максом и Местом. Пару часов где-то сижу, потом иду к следующей локации, и так весь день.

Планы всех масштабов у меня имеются: есть план на год, на неделю и на сегодня-завтра. Это скорее способ записать важное и отслеживать прогресс. Не пытаюсь выполнить их в точности. Но я обожаю зачёркивать строчки. Если в системе нельзя зачёркивать строчки, она не подходит для планирования. Я зачёркиваю строчки и накапливаю их неделю, а иногда и две. На них всегда приятно смотреть.

Переговоры. Это сложно классифицировать. Если работу в команде считать переговорами, то она моя основная, трачу на неё максимум времени и хотел бы тратить больше. Если переговоры — это когда договорились о встрече, согласовали тему, назначили время и все понимают цель, такая прямо концентрированная штука — это бывает не чаще раза в неделю, хотя случаются и серии по три встречи в день. Тут надо понимать, что это серьёзная нагрузка и вряд ли после неё получится ещё что-то сложное поделать. Обязательно записываю-вычёркиваю и такие дела тоже.

Разумеется, я отвлекаюсь на ерунду. Но я не считаю правильным наводить дисциплину, блокировать фейсбук и сносить всякие приложения. Потому что заметил: когда жизнь становится захватывающе интересной, меня не привлекают соцсети. Так что я стараюсь повышать интересность жизни. И в этом смысле фейсбук служит полезным индикатором — всегда можно задать вопрос «почему я здесь» и ответ на него к чему-нибудь подтолкнёт.

Но конечно же, я отключил уведомления у всего, что только может уведомлять.

У меня не бывает провалов в несколько дней или месяцев — настроил всё так, что никто не даст уйти в такой провал. Я могу подолгу откладывать собственные рисовательно-текстово-программистские задачи, но арт-директорскую работу я выполню в любом случае, просто потому что не хочу никого подвести. А эта работа как раз главная.

Ну и вот был у меня пару месяцев назад момент, когда закончились силы. Я тогда решил снизить требования — постарался декабрь как-то дотянуть в режиме «сделал сегодня что-то полезное, уже молодец». Потом со всеми передоговорился, перенёс задачи, заставил себя отдохнуть — вроде помогло. Но тут важно, чтобы в целом ежедневный процесс был радостным и энергетически положительным. Чтобы в него хотелось вернуться. В декабре у меня не было депрессии, мыслей всё бросить и желания сбежать. Я просто заебался. Я знал, что это исправляется сном и прогулками у моря. Но это не панацея, иногда нужны более серьёзные меры, всё очень индивидуально.

Неохотно. Неохотно, если честно, я делаю вообще всё. Ни одна задача не вызывает приступа энтузиазма. Но я знаю, что в процессе будет норм, а если что-то прикольное получится, то будет прямо-таки неплохо. И ещё знаю, что если вот прямо сейчас не начать, то жопа. Проверил это очень, очень, очень много раз. Поэтому я неохотно, но делаю.

Больше всего люблю разговаривать, конечно. Мешки ворочать — как-то поменьше.

Главные кризисы в работе — это когда проходит несколько месяцев, а мы не опубликовали на сайте ничего нового, не сделали какой-то необязательный проект, у меня накопились вопросы для блога и не дошли руки до всяких идей. Клиентские проекты мы тоже проминаем, ты не подумай, но я не считаю это такой уж проблемой. Вот когда мы не вывозим наш внутренний образовательный челендж, это прямо беда. В этом году сфокусировался на нём, взял под личный контроль.

А отдыхать я не умею. Ну, по общепринятым меркам это так можно было бы назвать. Не катаюсь на сноуборде, не ныряю с аквалангом, не хожу в горы, не посещаю вечеринок. Я люблю оказаться в каком-нибудь другом городе — не принципиально, Париж это или Новочеркасск. Только это не совсем отдых, а тоже нагрузка.

Короче, да я не особо устаю, спасибо.

:—)

Ctrl + ↓ Ранее