49 заметок с тегом

отвечаю

Полюбить насосы

Софья Коваленок:
— Женя, привет! Я работаю над проектом для фирмы, продающей всякие насосы. Сейчас на стадии прототипа (нужно ли вообще прототипировать дизайнеру или нет — это отдельный вопрос). И тут есть некая дилемма по части визуала. С одной стороны, хочется сделать сайт выделяющийся чем-то, какими-то интересными приемами, с другой — это всё-таки сайт с каталогом насосов, а не брендовых девайсов, соответственно и ЦА у него специфическая... Как прийти к компромиссу? Как оторваться от шаблонных решений, но при этом сохранить доступность восприятия для обывателя?

Софья!

Нужно ли дизайнеру прототипировать или нет, знает только дизайнер. Если ему так проще решить свои сегодняшние задачи, пусть прототипирует. Главное помнить, что самостоятельной ценности нет ни у прототипа, ни у нарисованного дизайна, это всё лишь разная степень детализации.

Я не увидел никакой дилеммы и не считаю, что нужно искать компромисс. Его вообще никогда не нужно искать, потому что когда есть противоречие, нужен способ его разрешить. А компромисс — в каком-то смысле противоположность решению. Об этом можно почитать в советах Артёма Горбунова. Но здесь я и противоречия не вижу.

Хочется сделать сайт, выделяющийся интересными приёмами — а не надо. Надо хотеть сделать лучший в мире сайт про насосы. Чтобы он выделялся своим гениально точным раскрытием темы.

Кажется, что насосы принципиально отличаются от брендовых девайсов, что у насосов специфичная аудитория — а нет. Их выбирают и покупают такие же люди. И при поиске насосов им будет удобно и красиво то же самое, что и где угодно ещё.

Короче, давайте полюбим наши насосы, перестанем считать их недостойными классного дизайна, а классный дизайн перестанем считать неподходящим для насосов. Давайте проникнем в самую суть рынка насосов, поймём, кто и как их выбирает, а исходя из этого спроектируем интерфейс и придумаем наиболее подходящую эстетику. Давайте станем эталоном стиля в мире насосов. Как-то так я бы предложил об этом подумать.

P. S. В макете всё мелковато и слишком размазано по плоскости, хочется крупнее, компактнее и смелее.

10 июня   интерфейс   ключ ко всему   отвечаю

Помогаю переключиться

Ира Усиченко:

— Я прочитала твои принципы в Интуиции. У меня несколько вопросов. Не очень поняла насчет бирюзовых организаций. Правильно я понимаю, что сразу построить бирюзовую организацию не получится, надо пройти все или некоторые стадии? Например, сначала выработать дисциплину с помощью янтарной идеологии, а потом постепенно переходить к бирюзовой? (Книгу я еще читаю только.)

Мысль, что надо пройти все стадии, интересная. На практике не очень это представляю.

Я скорее понимаю так, что если ты в оранжевой парадигме, то без принятия зелёных ценностей, бирюзовое мышление тебе недоступно. Ты можешь видеть и даже копировать какие-то его проявления, но не увидишь всей картины. Или если ты красный, то не сможешь без янтарности прыгнуть в оранжевые, потому что без правил и чётких соглашений ты ничего там не сможешь сделать. Но я вполне представляю, что можно прийти к зелёным идеям, минуя оранжевые. А к бирюзовым без оранжевых — как-то скорее нет.

Если говорить про наше бюро, раньше я думал, что у нас бирюзовая организация, потому что мы такие все прогрессивные, ну как бы. А сейчас явно увидел, что мы ближе к зелёным. По признакам.

Тут главное не забывать, что всей этой радуги в действительности нет. А мы — есть, вот ровно какие есть. Мы сложнее схемы.

Ты берешь людей, которые уже такие ответственные и молодцы, или выращиваешь в них это качество? Я имею в виду: вот они привыкли, что надо бояться наказания и что пока начальник смотрит, они работают. А потом надо им как-то показать, что можно иначе. Это надо сразу людей искать или можно любого научить? Как научить?

Я приглашаю в команду ребят, в которых верю. Я не думаю, что можно научить вот прямо любого. И нет иллюзий, что кто-то придёт и с первого раза всё правильно сделает.

Научить — не совсем то слово, скорее «переключить». Я приглашаю людей, которых, как мне кажется, получится переключить в ответственность, самостоятельность и самоуправляемость. Я даю им для этого инструменты и помогаю, чем только могу.

Мы делаем много всякой работы, проходим через ошибки и исправление ошибок, обсуждаем всё, делимся ощущениями, и вот так проходит несколько месяцев, может даже много месяцев, и постепенно проявляются изменения.

Или не проявляются.

Хорошо, вот ты дал свободу и вдруг сотрудник не сделал к сроку, нашел отмазки, передвинул срок. Что ты делаешь, когда нарушают?

Ну, это просто. Надо разобраться, что там произошло. Неверно оценили задачу? Не подготовились? Неправильно поняли? Не смогли собраться в кучу?

Исходя из этого я предлагаю помощь. Вместе преодолеть сложные участки. Декомпозировать задачи. Исхитриться как-то, выдумать что-то неочевидное.

Не имеет значения, реальные это трудности или человек просто подзабил. Я этого никогда не узнаю, да мне и неважно. Я должен вникнуть, предложить помощь и добиться более коротких итераций, чтобы чаще смотреть промежуточные результаты. Это поможет в любом случае.

19 мая   взаимодействие   организация   отвечаю

Смысл есть

Алексей Владимиров:
— Что можно сделать с нашим логотипом, чтобы чтобы он выглядел более свежо и профессионально? Направление мысли правильное или нет смысла? 

Алексей!

Направление верное — упрощать, сохраняя узнаваемость. Вверху это же как сейчас, да?

Вторая картинка — это шаг куда-то вбок. И в плане типографики, потому что довольно неуклюжая комбинация заглавных и строчных букв, и в плане компоновки, потому что получается недостаточно плотный, прямо вот дырявый логотип с отвалившейся первой буквой. И в плане образов, потому что вот эти чёрные глазницы, жутковато.

А на нижней картинке всё отлично. Буквы стали современнее, это из-за пропорций и нормальных апрошей. Узнаваемость сохранилась не только на уровне цветового пятна, но и на уровне формы. Это важно, потому что цвет — не самый надёжный идентификатор, важно чтобы и цвет, и форма. В общем, здесь всё ок.

Что ещё можно сделать:
— микро-версию, без птиц, только с цветными точками, пригодится;
— поработать над персонажами, сейчас они на одно лицо, как в старом пиксаровском мультике, и это ощущение теперь только усилилось, а лучше делать их разными, по принципу Смешариков, как задел на будущее (а вот оно уже почти есть, вспомнил);
— анимировать.

2018   логотип   отвечаю

Расскажу, когда приеду

Егор Лукьянов:
— Спасибо за совет про Индизайн. Теперь у меня вопрос об организации работы. На лекции в Одессе вы немного затронули эту тему, и вот теперь в Ростове-на-Дону будете рассказывать более подробно. Очень интересно узнать, как всё устроено в «Интуиции».

Артур Адэки:
— Ты писал в телеграмчике, что в Интуиции у вас всё получается и все самостоятельные. Это классно :-) Расскажи, пожалуйста, как вы к этому пришли? Какие были трудности? Как организована работа? Долго ли пришлось настраивать процессы? И что значит «всё получается»? Короче вот это вот всё, и может тебе по ходу ещё что-то вспомнится интересное.

Егор, Артур! И все ребята, которые задавали мне этот вопрос при встрече.

Секретов у нас нет. Но чтобы ответить, нужно несколько часов. Я это понял, когда рассказывал о нашем бюро в декабре в Ростове-на-Дону. Слишком много аспектов, слишком они переплетены, слишком многое зависит от корпоративной культуры и ещё слишком это всё хрупкое. Нельзя просто так взять и одним махом ответить.

Поэтому у меня одна новость и одно объявление.

Новость в том, что у нас на сайте появились разделы Способ и Стандарты. Сейчас информации там не очень много, но черновиков у меня в пять раз больше, так что следите — буду постепенно их публиковать. Как следить — не знаю. Можно в фейсбуке, но это ненадёжно. В телеграме я о таком не пишу. Хотя он идеально подходит. Наверное да, стоит немного скорректировать политику канала. Окей, решено! Следите в телеграме.

А объявление такое. Понятно же, что когда читаешь все эти громкие слова, то больше вопросов, чем ответов. Как применять на практике? Как найти подходящих людей? Что если всё выходит из-под контроля? Так это ха-ха, вы и половины наших странных правил не знаете. Поэтому я запланировал серию лекций о том, как устроена «Интуиция». Как и в прошлый раз, рассказ будет совершенствоваться от лекции к лекции. Но теперь я постараюсь сделать меньше прямого вещания, а больше ответов на вопросы.

Разумеется, сейчас я не знаю, где и когда это будет. Ищу организаторов! Напишите мне, пожалуйста, почтой на [email protected]. Договоримся.

Если вы не организатор, а просто хотели бы послушать — напишите «А приедешь к нам в <город>?» вот прямо сюда:

(Извините, у меня форма только для вопросов.)

2018   лекция   отвечаю

Работаем дальше

Ника Черникова:
— Женя! Как-то неловко сразу с вопросами, хочу сначала познакомиться. Наверное, так многие начинают. Меня зовут Ника, я работаю менеджером проектов, а хочу быть сильным редактором. Редактором и вообще, как в рассказе Довлатова. Стану рано или поздно, но пока не стала. Не знаю, как так выходит. Хотя знаю. Наблюдаю, записываю. Читаю, обдумываю. Слушаю, переслушиваю. Немного музыки, много еды. Недавно подписалась на «И тут он говорит:» и теперь ношу в кармане вашу сверхновую искренность. В общем, интересов масса. Не переставайте рассказывать.

Привет! Хорошо, не буду переставать.

Мне 28, и я потеряла довольно много времени, просто пробуя жизнь на вкус. Ну как потеряла — предпочла потерять. Институт я окончила, но лет до 25 не училась ремеслу, не училась учиться, отвечать, взрослеть. Так я объясняю себе себя. У меня осталось послевкусие и даже похмелье от опыта, который не даст мне повторить три-четыре крупных глупости, и это славно, вроде как ветрянкой переболела, теперь относительно безопасно жить. Но специалистом в чём-то я пока не стала. Опыт есть, а уверенности — нет. Мне нравится писать «пока», это меня успокаивает и в хороший день воодушевляет. Тогда я думаю: «Да у тебя еще знаешь сколько лет впереди? Сто!». Но в плохой день парализует ощущение, что нагнать невозможно. Тогда я думаю: «Даже не шевелись». И ещё я думаю: «А кого нагнать?». Я думаю об этом много, и похоже что себя.

Ролик «Быть чемпионом по самому себе» расслабляет — спасибо за него — и учит не сравнивать себя с другими. Но я не сравниваю с другими, я сравниваю с собой, которая могла бы сейчас писать это письмо. С другой стороны — может, у той меня и не возникло бы этих вопросов. Может, она сама бы всё знала, не нужны эти ваши советы, спасибо большое. В общем, жонглирую разными сторонами, как цирковая обезьянка. Иногда роняю. Спасибо, что можно спросить. Вот мои вопросы, извините, что их так дофига.

1. Я знаю, что приношу компании пользу, но не отпускает мысль, что моя работа — обслуживать реализацию чужих потребностей, продуктов, проектов. Я настраиваю процесс, координирую работу дизайнеров, выбиваю согласования от боссов и арт-директора. Мы делаем разные штуки, я участвую на разных этапах — идеи, дизайна, текста — но почему-то редко чувствую удовлетворение, даже если довела задачу от начала и до конца без провалов. Как заткнуться изнутри и перестать переживать о том, что я не на своём месте, а спокойно решать рутинные задачи, набираться профессионального опыта, благодарить за опыт, верить, что любое усилие — впрок? Поумнеть?

Не любое усилие — впрок. Не любой опыт делает сильнее.

Не надо затыкаться, особенно изнутри. Лучше прислушиваться к себе и пытаться понять, чего не хватает. Это сложно, но это и не должно быть простым.

2. Я не дизайнер, учу матчасть по ходу, но кроме меня и нашего «дизайн-цеха» (три дизайнера на аутсорсе и арт-директора за границей) мало кто в команде отдает себе отчёт, а я никак не могу донести, что создание макета — процесс, требующий концентрации и времени, что отвлекать дизайнера от большой задачи текучкой — значит растягивать сроки или делать в ущерб качеству, что договариваться об упаковке продукта нужно на первом этапе, чтобы не переделывать вообще заново и не срывать дедлайны. В острой рабочей ситуации я стараюсь помнить о правиле «Бесят эти пидарасы? Ты их тоже», но всё равно иногда застает врасплох. Подозреваю, что я просто беру на себя недостаточно, недожимаю на этапе согласования, недокручиваю при постановке ТЗ и на самом деле не умею договариваться. Да?

Может и да. А может и не нужна концентрация, не надо дожимать, докручивать и пытаться всё понять на первом этапе. Может и дедлайны не нужны. Может, надо становиться гибче и повышать мастерство, чтобы при любом раскладе в итоге всё выходило круто.

3. Мой главный клиент — мой босс. Ловлю себя на мерзком чувстве, что жду одобрения от начальства, но даже если получаю его, больше значения всё равно придаю критике. Насколько действительно важна положительная обратная связь от руководителя для нормального человека без чувства профессиональной неполноценности? Или это вылечится только тогда, когда я осознаю и разовью свой метод?

Очень важна.

4. Вот вы отвечаете на все эти вопросы, и это своего рода менторство: передаете знание, а оно отлаживает работу запущенных механизмов. Но это беспорядочное менторство, а есть ли смысл в целенаправленной работе с одним человеком? Вот он приносит раз в месяц свои сомнения, вы их обсуждаете вместе, он уходит думать. Это полезно? Это обмен или благотворительность? У вас такой опыт был или есть?

Поблагодарю заранее против всех правил, потому что пока писала — кажется, кое-что поняла. Спасибо!

Пожалуйста.

Вроде это называется «коучингом». По факту — да, был такой опыт. К сожалению, меня хлебом не корми, а дай только добровольца, которому я буду «помогать». Это комплекс спасителя, и я собираюсь от него избавиться, уже начал.

Кстати, у меня совсем не беспорядочное менторство, а как раз целенаправленная работа с одним человеком.

2018   жизнь   отвечаю   профессия

Такая вот система

Умная Маша:
— У тебя есть какая-то система по организации работы и отдыха? Как устроен твой рабочий день? Сколько часов ты работаешь? С чего начинаешь? Составляешь план? Сколько времени тратишь на переговоры? Отвлекаешься на ерунду? Бывает, что несколько дней (или месяцев) не можешь сосредоточиться и работать? Если да, то что тебе помогает с этим справиться? Какие вещи делаешь неохотно? Бывает, что загорелся что-то сделать, но пока соберешься, включишь компьютер, откроешь браузер, уже не хочется? Какую работу любишь больше всего? Как ты отдыхаешь? Случаются ли в работе кризисы и застои? Бывает, что не хочешь делать вообще ничего?

Маша!

Да, у меня есть какая-то система по организации работы и отдыха и я с самого начала её придерживался.

Я не считаю часы. Основная часть моей работы — смотреть на дизайн и отвечать на вопросы ребят. Я не нормирую этот процесс, отвечаю в любой подходящий момент и не особо замечаю эту нагрузку.

Но для меня важно находить время на самостоятельную работу — отключиться от интернета и что-то нарисовать, написать или закодить. Стремлюсь находить на это три часа в день. Но если что, я скорее отложу свои задачи и отвечу ребятам.

Мой режим дня постоянно эволюционирует — я периодически придумываю новую версию, которую считаю убедительной и реалистичной. Разумеется, я ни разу в жизни не смог соблюсти придуманный режим дольше недели, и неделя это был такой случайный пик, прорыв. Но всё равно мне важно держать в голове что-то, к чему я согласен стремиться. Сегодняшняя версия: каждый день вставать в 8:30, с понедельника по четверг первым делом выкраивать три изолированных часа и делать какое-то важное дело, а потом делать что захочется; а с пятницы по воскресенье сразу делать что захочется; ложиться спать примерно в полночь. Поверх этого есть расписание теннисных тренировок, репетиций группы, и отцовских дней.

Я перемещаюсь между домом, Додо Пиццей, Публичной библиотекой, Сеттерсом, Мьсе Максом и Местом. Пару часов где-то сижу, потом иду к следующей локации, и так весь день.

Планы всех масштабов у меня имеются: есть план на год, на неделю и на сегодня-завтра. Это скорее способ записать важное и отслеживать прогресс. Не пытаюсь выполнить их в точности. Но я обожаю зачёркивать строчки. Если в системе нельзя зачёркивать строчки, она не подходит для планирования. Я зачёркиваю строчки и накапливаю их неделю, а иногда и две. На них всегда приятно смотреть.

Переговоры. Это сложно классифицировать. Если работу в команде считать переговорами, то она моя основная, трачу на неё максимум времени и хотел бы тратить больше. Если переговоры — это когда договорились о встрече, согласовали тему, назначили время и все понимают цель, такая прямо концентрированная штука — это бывает не чаще раза в неделю, хотя случаются и серии по три встречи в день. Тут надо понимать, что это серьёзная нагрузка и вряд ли после неё получится ещё что-то сложное поделать. Обязательно записываю-вычёркиваю и такие дела тоже.

Разумеется, я отвлекаюсь на ерунду. Но я не считаю правильным наводить дисциплину, блокировать фейсбук и сносить всякие приложения. Потому что заметил: когда жизнь становится захватывающе интересной, меня не привлекают соцсети. Так что я стараюсь повышать интересность жизни. И в этом смысле фейсбук служит полезным индикатором — всегда можно задать вопрос «почему я здесь» и ответ на него к чему-нибудь подтолкнёт.

Но конечно же, я отключил уведомления у всего, что только может уведомлять.

У меня не бывает провалов в несколько дней или месяцев — настроил всё так, что никто не даст уйти в такой провал. Я могу подолгу откладывать собственные рисовательно-текстово-программистские задачи, но арт-директорскую работу я выполню в любом случае, просто потому что не хочу никого подвести. А эта работа как раз главная.

Ну и вот был у меня пару месяцев назад момент, когда закончились силы. Я тогда решил снизить требования — постарался декабрь как-то дотянуть в режиме «сделал сегодня что-то полезное, уже молодец». Потом со всеми передоговорился, перенёс задачи, заставил себя отдохнуть — вроде помогло. Но тут важно, чтобы в целом ежедневный процесс был радостным и энергетически положительным. Чтобы в него хотелось вернуться. В декабре у меня не было депрессии, мыслей всё бросить и желания сбежать. Я просто заебался. Я знал, что это исправляется сном и прогулками у моря. Но это не панацея, иногда нужны более серьёзные меры, всё очень индивидуально.

Неохотно. Неохотно, если честно, я делаю вообще всё. Ни одна задача не вызывает приступа энтузиазма. Но я знаю, что в процессе будет норм, а если что-то прикольное получится, то будет прямо-таки неплохо. И ещё знаю, что если вот прямо сейчас не начать, то жопа. Проверил это очень, очень, очень много раз. Поэтому я неохотно, но делаю.

Больше всего люблю разговаривать, конечно. Мешки ворочать — как-то поменьше.

Главные кризисы в работе — это когда проходит несколько месяцев, а мы не опубликовали на сайте ничего нового, не сделали какой-то необязательный проект, у меня накопились вопросы для блога и не дошли руки до всяких идей. Клиентские проекты мы тоже проминаем, ты не подумай, но я не считаю это такой уж проблемой. Вот когда мы не вывозим наш внутренний образовательный челендж, это прямо беда. В этом году сфокусировался на нём, взял под личный контроль.

А отдыхать я не умею. Ну, по общепринятым меркам это так можно было бы назвать. Не катаюсь на сноуборде, не ныряю с аквалангом, не хожу в горы, не посещаю вечеринок. Я люблю оказаться в каком-нибудь другом городе — не принципиально, Париж это или Новочеркасск. Только это не совсем отдых, а тоже нагрузка.

Короче, да я не особо устаю, спасибо.

:—)

2018   жизнь   отвечаю   хинт

Дизайн-системы надо уметь

Станислав Старцев:
— У меня сложилось впечатление, что крупные (и не очень) компании вдруг озадачились созданием дизайн-систем. Не мог бы ты рассказать, как отличить дизайн-систему от гайдлайна и что в целом думаешь о таком подходе к систематизации дизайна?

2018   ключ ко всему   отвечаю

Смотрите сюда

Мария Комарова:
— Спрашиваю, потому что ты писал «...давно не дизайнил бумажные сми, а умею». А какие бумажные сми на русском сейчас передовые, по-твоему, в дизайне? На кого нужно смотреть?

Мария, по правде сказать, я не знаю. Но мне тоже интересно. Поэтому я решил позвать в нашу рубрику приглашенного ответчика. Сегодня на вопрос отвечает дизайнер Саша Ягуза. Встречайте!

 

* * *

В России, по сравнению с западом, рынок печатных сми чувствует себя весьма не очень — так говорят, да и по полкам магазинов видно. Но есть имена.

Определено точно стоит следить за тем что делал и делает Дима Барбанель. Человека опытнее и круче в стране, думаю, нет. К сожалению, многое из того что он сделал в печатных сми, умерло или изменилось до неузнаваемости. Из супер важного — старый русский Interni (2007—2010), редизайн журнала «Вокруг Света» (начало 2010), Сitizen K, журнал «Эрмитаж». Обязательны к ознакомлению работы Кирилла Глущенко — это русский Port, а также относительно новые номера Esquire и Nosorog Magazine. Конечно — Дима Кузмичев, и конечно Иван Величко и Щука.

Пока крупные издательства отказываются от печатных версий своих журналов, появляются примеры независимых интернет-изданий. Примеры таких журналов на западе можно перечислять пару суток, рынок огромен. В России это Asphalt Magazine Артема Стрижкова, литературный журнал Носорог. Пример так популярной на западе арт-инди-эротики (Odisseo, P magazine, Morena) был и в России — Meow Mag, но он уже всё, как я понял.

Отдельной строкой хочу упомянуть Heim magazine, его сделал я, ахах.

Собрал для вас десяток журналов, которые сейчас нравятся. Давайте посмотрим:

Вот, вроде бы прямо сейчас и посмотрели, на кого было нужно.

2018   отвечаю   типографика

Можно и облажаться

Никита Лазаренко:
— В одном из постов канала вы писали, что бросили университет, потому что было не интересно, а работать — интересно. Подскажите, как бросить вуз и не облажаться? В том плане, чтобы не потерять при этом возможности и перспективы карьерного роста.

2018   жизнь   отвечаю

Приносить больше пользы

Вениамин Векк:
— Работаю я над каким-нибудь проектом и понимаю, что слишком глубоко в него ухожу. Пытаюсь вникнуть в задачу, понять весь бизнес клиента и истинные цели. Сам ставлю задачу на основе потребностей, а потом успешно решаю. Такая работа мне нравится, но я не умею брать за неё достойную оплату. Почему-то называю какие-то смешные ценники, а потом мучаюсь над проектом, который стоит в десять раз дороже. Как брать больше денег за проект?

2018   отвечаю   профессия
Ctrl + ↓ Ранее